Ленинская тема в поэтическом творчестве В.В. Маяковского

Парадоксальность ситуации Маяковского заключается в том, что он – первый крупный русский революционный поэт – был выходцем из дворян, высшего привилегированного сословия царской России. Но еще в детстве он увлекся революционными идеями, в 12 лет стал членом марксистского кружка, читал нелегальную литературу, в том числе объемную книгу Фридриха Энгельса «Анти-Дюринг» – под партой в гимназии. В 15 лет он вступил в Российскую социал-демократическую партию большевиков, являлся членом Московского комитета, работал под именем «товарищ Константин». Неоднократно подвергался арестам за подпольную деятельность. Всего в тюрьмах он провел около года, из них – пять месяцев одиночной камеры Бутырской тюрьмы. Уже в 1915 г. в первой своей поэме «Облако в штанах» Маяковс­кий пророчески говорил о надвигающейся революции:

в терновом венце революций

грядет шестнадцатый год.

В своих прогнозах он почти не ошибся: буржуазно-демократическая революция в России свершилась в самом начале 1917 года, а вслед за ней – через несколько месяцев – грянула Октябрьская социалистическая революция. Маяковский не без гордости вспоминал, что солдаты и матросы, штурмовавшие царский дворец, приговаривали две его строчки:

Ешь ананасы, рябчиков жуй,

день твой последний приходит, буржуй.

Данное событие Маяковский встретил с большим энтузиазмом, как нечто личное, имеющее прямое отношение к его биографии, и потому заявил: «Моя революция». С этого момента поэт все свое творчество поставил на службу ей. Эту деятельность литературовед В. Шкловский образно воспроизвел таким образом: «Маяковский вошел в революцию, как в собственный дом. Он пошел прямо и начал открывать в доме своем окна». С тех пор понятия «Маяковский» и «поэт революции» стали неразлучны. Такое сопоставление проникло и за рубеж, где Маяковского воспринимают своеобразным поэтическим эквивалентом Октябрьской революции.

Маяковский с большим почтением относился к В.И. Ленину, вождю российского пролетариата, организатору и руководителю социалистической революции. О том свидетельствуют и несколько стихотворений, посвященных поэтом вдохновителю масс. Первое из них было написано еще в 1920 году («Владимир Ильич»), и в нем подчеркивалось, что имя Ленина взрывается бомбой везде, где народ порабощен. Через три года, когда Ленин заболел и о его физическом состоянии сообщалось в специальных правительственных бюллетенях, Маяковский снова обратился к ленинской теме. Идея стихотворения была выведена уже в самом названии: «Мы не верим!» (1923). От лица всего народа поэт выражал неверие в возможность смертельного исхода, а бессмертие дела Ильича он воплотил в великолепную метафору: «Вечно будет ленинское сердце клокотать у революции в груди».

В стихотворении «Комсомольская» (1924) поэт отмечал, что после смерти в мавзолей была перенесена лишь малая частица Ленина – его тело, но самая главная часть его жизни – дело – продолжает свое развитие. Именно поэтому рефреном на протяжении всего стихотворения неоднократно повторяются строки:

Ленин –

     жил,

Ленин –

     жив,
Ленин –

     будет жить.

В год десятилетия революции – 1927 – Маяковский пишет очередное стихотворение с характерным названием: «Ленин с нами!». И снова главная мысль произведения выносится в заглавие: прошло уже три года, как не стало вождя, но его идеи все еще вели рабочий класс вперед:

Мы

будем нести,

несли

и несем –

его,

Ильичево, знамя.

В данном случае образ знамени Ильича выступает олицетворением революционного дела Ленина.

Лучшим лирическим посвящением вождю выступает «Разговор с товарищем Лениным» (1929), где поэт, вглядываясь в фотографию Владимира Ильича, ведет с ним искренний разговор о буднях и трудностях социалистического строительства. Здесь больше всего подкупает доверительная интонация, придающая произведению тепло и проникновенность. И снова Маяковский подчеркивает, что имя Ленина, его начинания и заветы продолжают работать на социализм:

Вашим,

товарищ,

              сердцем

и именем

думаем,

            дышим,

боремся

и живем!..

В стихотворении «Ленинцы» (1930) проблемы текущего дня поэт превращает в тезисы и призывы защищаться, работать, бороться и наступать по-ленински. И одна из финальных строчек – «Ленин с нами, бессмертен и величав» – снова акцентирует внимание на том, что ленинская стратегия остается для Коммунистической партии и молодого Советского государства руководством к действию, и уже поэтому жизнь его продолжается в делах и свершениях социалистических будней.

Как видим, основная мысль всех стихотворных произведений Маяковского сводится к тому, что Ленин и после своей смерти остается живым участником преобразовательной деятельности, проводимой партией коммунистов на всей территории огромной страны. Но самым монументальным произведением, посвященным Маяковским вождю пролетариата, является, конечно, поэма «Владимир Ильич Ленин» (1925). О том, с какой серьезностью отнесся автор к своему произведению, говорит тот факт, что он изучил около 40 книг Ленина и о Ленине прежде, чем написать саму поэму.

Толчком к ее созданию послужила смерть Владимира Ильича, наступившая в январе 1924 года. Поэт был потрясен этим событием, и свое тогдашнее состояние поэтически выразил как резкую тоску, ставшую ясной и осознанной болью. По свидетельству Н. Кальмы, Маяковский несколько дней бродил очень хмурым, почти ни с кем не разговаривал, потом набросился на книги: «Он читает о семье Ульяновых, воспоминания о детстве Ильича, он разыскивает людей, с которыми встречался и говорил, которым помогал Ленин. Во всех книгах ему хочется отыскать что-нибудь очень теплое, чтобы сразу осветило задуманную им поэму лирическим светом».

Основная работа над поэмой была завершена к концу 1924 года. С этого времени отдельные ее главы и фрагменты стали публиковаться в газетах и журналах, звучать во время выступлений поэта перед различными аудиториями. Как правило, Маяковский получал одобрительные отзывы. Мнения слушателей сводились к тому, что ими произведение воспринималось как самое значительное из того, что было написано о вожде. Сам автор признавался, что хотел дать сильную фигуру Ленина на фоне всей истории революции. И это ему удалось в полной мере.

Маяковский чувствовал внутреннюю потребность в обращении к ленинской теме, но в то же время осознавал это и как свой гражданский долг. Об этом он признается прямо во вступительной части поэмы: «Голосует сердце – я писать обязан по мандату долга».

Отправной точкой развития темы выступает мысль, которая неоднократно декларировалась в стихах: «Ленин и теперь живее всех живых». Приступая к большой теме, поэт остерегается сфальшивить, взять неверную ноту при создании величественного образа. Вместе с тем он выражает опасение по поводу того, как бы мавзолеи, шествия и всеобщее поклонение не заслонили в умах людей ленинскую человечность и простоту. И он ведет свое повествование, помня об этих крайностях, стараясь избежать обе опасности. Но, помимо них, возникали и другие затруднения: поэту не хватало слов для того, чтобы ясно, просто и доходчиво донести до читателя сущность вождя: «Как бедна у мира слова мастерская! Подходящее откуда взять?» Он понимает, что такими истершимися, потерявшими от чрезмерного употребления словами, как «эра», «эпоха», «пророк», «гений» нельзя измерить то, что представлял из себя Ильич:

Как же

Ленина
таким аршином мерить!

Ведь глазами

                                                           видел
                                                                     каждый всяк –

«эра» эта

              проходила в двери,

даже
головой
              не задевая о косяк.

И потому, пренебрегая словами высокого стиля, он демонстративно подчеркивает земную суть вождя: «Мы хороним самого земного изо всех прошедших по земле людей». В другом месте поэт назовет его «самым человечным человеком».

С одной стороны, для поэта Ленин – совершенно обычный: «Он, как вы и я, совсем такой же». Если и есть в нем какие-то отличительные свойства, то они представляются не столь значительными: «Только, может быть, у самых глаз мысли больше нашего морщинят кожей…» Но вместе с тем отмечается и провидческая черта героя, когда он мог охватить и увидеть то, что было закрыто временем:

Он
      в черепе
                      сотней губерний ворочал,
людей
            носил
                        до миллиардов полутора,
Он
       взвешивал
                        мир
                               в течение ночи,
а утром:
              – Всем!
                          Всем!
                                   Всем это –
фронтам,
                кровью пьяным,
рабам
            всякого рода,
в рабство
               богатым отданным.
Власть Советам!
Земля крестьянам!
Мир народам!
Хлеб голодным!..

В какой-то момент поэт берет и разводит два, казалось бы, единых понятия: Ульянов и Ленин.

Известно, что Ульянов – настоящая фамилия Владимира Ильича, а Ленин – его подпольное партийное имя. И Маяковский с «Ульяновым» связывает человеческую жизнь вождя, тогда как «Ленин» становится обобщенным названием мирового революционного процесса. И начало этого движения связывается с капитализацией общества. И вся подробная последующая поэтически изложенная история борьбы пролетариата за свои человеческие права превращается в политический портрет капитализма. И на этом фоне Ленин как явление всемирного масштаба оказывается воплощением надежд всех угнетенных масс, их персонифицированной мечтой о человеке-борце, заступнике и мстителе за все обиды и притеснения, испытанные народом за века эксплуатации.

Поэзия Маяковского интернациональна по своему характеру. Имея в виду эту особенность революционного поэта, Корней Чуковский еще в 1920 г. писал: «Живя в Москве, он (…) чувствует себя гражданином Вселенной». Очень экспрессивно выразилась о том же современница Маяковского, поэтесса Марина Цве­таева: «Вглядитесь в лобяные выступы, вглядитесь в глазницы, вглядитесь в скулы, вглядитесь в челюсти. Русский? Нет. Рабочий. В этом лице пролетарии всех стран больше, чем соединились – объ­единились, сбились в это самое лицо… Это лицо – сама печать Пролетариата, этим лицом Пролетариат мог бы печатать свои деньги и марки». Подчеркнем еще раз: речь идет не только о русском, а о мировом пролетариате. Поэтому не случаен, а вполне закономерен тот факт, что творчество Маяковского сегодня звучит на многих языках: не считая национальные республики бывшего Советского Союза, ныне получившие статус самостоятельных государств, произведения Маяковского переведены и изданы более чем в 30 странах мира.

Пётр Чекалов

О, привет 👋
Приятно познакомиться.

Подпишитесь, чтобы получать НОВОСТИ

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *